HEADER.PHP
«Русский рэпер-кикбоксер в Германии»: интервью с Драго - VSRAP
drago
TEMPLATE-POST.PHP

Владимир «Drago» Бабаев ещё в начале нулевых победил на баттле Hip-Hop.ru и выпустил несколько хитов. Сейчас он живёт в Германии и периодически прилетает в Россию на Versus-баттлы. В интервью Eurosport.ru Владимир рассказал о немецком детстве, драках с рэперами, отношениях с Тимати и жиме лёжа.

– Как ты переехал в Германию?

– На автобусе.

– Сколько тебе было лет?

– Двенадцать. Это была середина девяностых. Мы переехали сюда из Харькова, потому что жили небогато. Посчитали Германию лучшим вариантом. Казалось, тут слаще.

– Тебе было сложно адаптироваться в Германии?

– Честно говоря, нет, хотя мы сначала жили в старых немецких казармах. Но другие переселенцы общались в основном в своем кругу, а я болтал со всеми, в том числе с немцами. Учил английский, немецкий, сам шел на контакт, совсем не стеснялся.

– Молодой Сергей Шнуров служил сторожем в детском саду, а Oxxxymiron трудился в офисе. Кем в юности работал ты?

– Хе-хе-хе! Кем только не работал. От посудомойщика до повара. Был ди-джеем на русской дискотеке. Еще в рекламном агентстве работал. Был VIP-охранником – и клубным, и персональным.

– Кого-нибудь известного охранял?

– Да, конечно. Боксера Руслана Чагаева.

Drago

– Ты записался в качалку в 12 лет. Это же очень рано.

– Да, двенадцать с половиной мне было. Я был высокий, самый высокий в классе. Понимал, что надо расти и в ширину. Плюс, конечно, в Германии я сталкивался с недоброжелателями, которые угрожали приезжим. Попадал во всякие передряги. Да и вообще, нечего ходить большим худым дрищом.

– Ты помнишь свою первую драку в Германии?

– Постоянно что-то случалось. Здесь ты представляешь страну, из которой ты приехал. В моем случае – русский язык, Советский Союз. Конфликты происходили на самой разной почве.

Из первой школы меня выгнали. Пришел во вторую, а там не было русскоговорящих. Были только две большие компании: немецкая и турецкая. С турецкой у меня сложились хорошие отношения, а вот с немцами нет. После всех задирок и оскорблений договорились встретиться после школы. Я был маленький и глупый, пошел сам.

Меня ждали втроем: два обидчика и один их товарищ. Сцепился с двумя, обоих победил. А потом третий достал то ли газовый, то ли травматический пистолет и направил на меня. Я дал драпу: против лома нет приема, не очень прикольно связываться с пестиком. Но те двое потом пришли в школу в макияже от мамы, в очках и так далее. С тех пор они меня не доставали. Мне тогда было 13 лет.

– Три вещи, которые тебе не нравятся в сегодняшней Германии.

– Первая – матриархат. Вторая – антироссийская и антирусская пропаганда: новости, телевизор, газеты – все это действует на людей, это чувствуется в быту. И третья – миллион беженцев. Ситуация обострилась. Люди стали бояться ходить по улицам, особенно девушки. По немецким законам беженец может даже убить человека, но его все равно не вышлют, а будут дальше решать, давать ли ему политическое убежище.

драго

– Ты занимался кикбоксингом восемь лет. Вспомни свой самый жесткий бой.

– Я провел два боя: один выиграл, а другой проиграл по очкам, хотя смотрелся лучше, чем в первом. Это очень классный опыт. Всем советую испробовать этот адреналин.

В первом бою был очень смешной момент. Есть актер Бад Спенсер – он снимался в итальянских фильмах шестидесятых и семидесятых годов на пару с Теренсом Хиллом. Спенсер – большой и толстый кучерявый мужик, который всегда дрался и побеждал. У него был свой стиль: бить кулаком сверху по макушке.

Так вот, мой противник закрылся полностью, сделал двойной блок – даже коленкой не ударишь. Сработал инстинкт, и я ему по-бадспенсеровски по макушке зарядил. Но судья простил, потому что первый бой. Зато весь зал хохотнул.

– Почему ты ушел из кикбоксинга?

– Я посетил очень много соревнований в Германии. Ездил на бокс, на кикбоксинг, на ММА, на самбо, на что угодно. Там были ребята, которые занимаются с семи лет, или у которых папа – тренер. Против них изначально не было шансов. Да я и не ставил себе задачу стать боксером или даже качком. Я всегда говорил и говорю, что я рэпер. Я музыкант, который занимается спортом, а не спортсмен, который делает музло.

Тренировки – очень хорошая вещь, но они требуют много времени и сил. А мне в моем деле нельзя быть убитым физически, потому что я занимаюсь творчеством.

– Ты дрался с рэперами?

– И тебе разрезали руку стаканом?

– Не разрезали! Пошкрябали просто. Мы завалились на пол: после первого-второго удара пошла куча-мала. Чтобы не выпустить человека, которого я так долго желал лицезреть, я зацепил его руками. А он в своих предсмертных муках взял кусок стакана или бутылки и ткнул мне в руку, иначе я бы его там задушил. Подоспела охрана. Нас, к сожалению, разняли…

Источник и продолжение: eurosport.ru

Яндекс.Метрика