651
TEMPLATE-POST.PHP

Кто-то называет Little Big русскими Die Antwoord, а кто-то просто сборищем неадекватов. Для кого-то это музыка для пьянок, а для кого-то единственная группа, английские текста который понятны. Но для как-раз таки для заграничных слушателей Little Big являются маленьким окошком в Россию, через которое можно посмотреть на эту большую и загадочную страну со своими удивительными и загадочными русскими.

Такие слушатели и приходят на концерты Little Big в Европе. Они любят рейв, отрыв и, хотя бы немножечко, Россию. Для них близко то, что их соотечественникам чуждо — полёт души, беззаботность и некая ненормальность, которую они видят в своих кумирах с Востока. Такие люди могли бы слушать тех же Die Antwoord или Tommy Clash, но слушают Little Big. Такие люди покупают футболки со звёздами и Храмом Василия Блаженного, ни разу не бывав в Москве и вряд ли веря в Бога.

353

Причина, по которой выступлениям Little Big вне русскоязычных стран не стоит удивляться, ясна — музыка на английском изначально направлена на широкую географию. При этом стилистика клипов и общий имидж группы как бы намекают, что и исполняя на английском, о происхождении своём группа забывать не намерена. Более того, все факторы, о которых в разговоре с иностранным собеседником было бы корректно умолчать, группа тоже выставляет на передний план:

-Вы так изысканно одеты…
-Это спортивный костюм, подделка китайская Адидаса, за 500 рублей на рынке купил.
-Окей, я вас понял!
-Да? Странно, с моим-то, блядь, акцентом.

Little Big заняли свободную нишу, которая была не очевидна, но спрос на которую имелся всегда: добрая треть международных видео-приколов и специфичных картинок идут с пометкой “From Russia With Love”. Интерес подогревает и некая неизведанность огромнейшей страны на свете: вроде, и железного занавеса нет, а как-то и непонятно, что точно там происходит у этих русских: правда ли, что медведь ходит в магазин за водкой, или всё таки приходится через сугробы идти самому. И на все эти вопросы Little Big отвечает, ставя собеседника в ещё более неловкое положение: “У нас те, которые на Жигулях не катаются, ездят на лошадях. А без балалайки вовсе из дому не выходят… вы же так и думаете, дебилы?” В интервью польскому изданию Илья Прусикин говорил, что “не хочет высмеивать свою страну — только стереотипы, с ней связанные”. Но когда эти стереотипы являются для многих “лицом” страны, matreshka-balalaika на фоне танцующих казачков не могут оставить русофилов равнодушными. Да и слоганы вроде “no future, no rich” находят отголоски среди молодёжи всех стран.

“Скажи мне, кто твой кумир и я скажу, кто ты”

Публика на концерте собралась самая разношёрстная. Стоит отметить, что ни на одном концерте русской группы в Варшаве я не видел так мало, собственно, русских. Польскоговорящие толпы разбавляли англичане и французы, модные парни в туфлях терялись на фоне мужиков в косухах, короткостриженных лесбиек заменяли блондинки на каблуках, девушки в костюме панды выделялись не менее, чем мужик в тельняшке и шапке-ушанке, в какой-то момент мимо меня прошёл парень с татуировкой “ХУЙ” на шее… а зал всё продолжал и продолжал наполняться людьми в олимпийках.

343

Give Me Your Money

Скучный диджейский сэт-разогрев отыгран, начинает играть знакомая мелодия и… взрыв! Все как один с руками кверху под пулемётную читку Прускина запрыгали и закричали. Следующая песня — и половина зала волей-неволей попадают в слэмовый замес. Ещё одна — и некоторые не ожидавшие такого поведения толпы зрители начинают прижиматься к краям зала, в то время как в середине происходит расколбас попуще рок-концерта. На вопрос “Do you want some russian hardcore?” незамедлительно следует одобрительный ор толпы. Ведь толпа сегодня готова на всё, а умения этой толпой управлять Литтлбиговцам не занимать. К ним, будто бы за спасением от уже совсем озверевшей толпы, тянут руки первые ряды. За тянущимися сразу же находится большого диаметра “зона смерти”, в которой терялись телефоны и очки, получалось по лицу и рёбрам, и, в целом, было очень весело. Казачок на минималках пробовал танцевать вообще каждый, а стоять и не прыгать вовсе не представлялось возможным. И именно поэтому один час на всю программу в таком стиле это адекватная цифра. Чуть больше — и живых бы осталось меньше. Чуть меньше — и остались бы недовольные. А после часа треша и угара, ты выходишь со звоном в  ушах и болью в ногах, но при этом с желанием чего-нибудь выпить. Ведь “I’m drinking every day ”.

Hateful Love

Отплясывающие под явно русские мотивы и кричащие “russian hooligans” поляки — это как минимум необычно, учитывая, что Польша находится далеко не на последнем месте в списке самых русофобных стран, где ещё 5 лет назад за русский язык могли и действия того самого клипа “Russian Hooligans” воплотить в жизнь. Окидывая на последней песне еле живым взглядом всю толпу, я пытался осознать, как же так вышло, что среди прочих стран, которые покорили Little Big, оказалась и та, где на официальном уровне, мягко говоря, не любят всё, что “from Russia”. “Невероятно,” — думал я. “Множество россиян считает, что ничего не добьются, поэтому мы стараемся им показать, что всё возможно, если очень того хотеть,” — говорили Little Big в том же интервью. Что же, значит, на самом деле возможно всё. Значит, видимо, они очень хотели. И, надеюсь, продолжают хотеть дальше и на достигнутом не остановятся, cyka blyat!

Автор: Миша Федюкович

Яндекс.Метрика