0 987
0
0

Face в интервью The Village

Одним из самых обсуждаемых медиаперсонажей 2017 года стал Face, творящий в жанрах минималистик-трэп и эмо-трэп. В сентябрьском интервью для The Village он рассказал о свалившемся на него успехе после рекорда по репостам альбома, о смысле творчества и др.

The Village: Ты рекордсмен по репостам во «ВКонтакте» среди музыкантов на данный момент, при этом ощущения временного проекта, как это было в случае с «Грибами», нет — твоя карьера стремительно идет вверх. Ты называешь популярность «и даром, и грехом» и читаешь о том, что лучше быть «уродом, жрущим дошир», чем красивым и богатым. Ты комфортно чувствуешь себя сейчас, когда к тебе приковано столько внимания?

Face: Мне более-менее комфортно, я уже свыкся с этим. Дело в том, что, когда ты попадаешь под такое массовое внимание, начинаешь замыкаться в себе, но это путь в никуда — если целыми днями сидеть дома, тебе будет плохо и морально, и физически. Поэтому сейчас я начал жить нормальной жизнью — ничего не стесняться, делать что хочу.

 

Свой первый мини-альбом «Проклятая печать» ты называл «мыслями подростка». Как бы ты охарактеризовал последний релиз?

Это мысли человека в глубокой депрессии. Треки, которые поверхностно кажутся веселыми бэнгерами, как раз отражают ту часть жизни депрессивного человека, когда он ходит и всем специально улыбается. Тот же Джим Керри — супердепрессивный человек, хотя он известен прежде всего благодаря комедиям. Можно даже посмотреть мое видеоинтервью для Fast Food Music — там я улыбаюсь, весь такой хи-хи, ха-ха, как будто реально под какими-то скоростями сижу. На самом деле это защитная реакция. Но сейчас я не могу назвать себя депрессивным человеком — я абсолютно счастлив.

 

— То есть все поменялось буквально за пару месяцев?

—  Этот альбом я написал за неделю, предыдущий тоже за неделю. На то, чтобы написать, свести и выпустить релиз, у меня уходит полторы-две недели. Получается, что да, это было не так давно. Но я себя по-разному чувствую. Каждый мой альбом — это маленькая жизнь, и в нем есть разные эмоции. Есть темная сторона с перегруженными басами, есть сторона, показывающая абсолютное презрение к жизни — ведь это бессмысленная штука. Есть просто тупняк — например, «Я **** твою телку». Это мое настроение в моменты, когда мне просто сносит крышу и я ловлю кураж. На альбоме есть и gang shit — реалии России, приукрашенные западным слэнгом. Я не говорю «мы толкаем дурь», потому что для многих моих пацанов толкать дурь — это неправильно. Я говорю о том, что мы делали, что мои ребята делают до сих пор. И этим занимаются не только они — почти вся страна живет за счет вымогательства. Дети вымогают у детей, дети убивают детей — в провинции все это есть.

Еще на альбоме есть лирическая составляющая, которая раскрывает самые истинные стороны моей души — любовные переживания, одиночество. Но сейчас, как ни странно, все супер. Даже не знаю, как у меня получится записать грустные песни для нового альбома.

 

Да, у тебя в треке было: «Таких детей тут вся страна — куда ты смотришь, овощ?» Как думаешь, кто виноват в том, что люди в регионах так живут?

Не знаю, как на это ответить. Виноваты все: родители не воспитывают своих детей, и это все идет цепочкой. Конечно, маленькие пенсии, маленькие зарплаты — такие вещи тоже влияют сильно. У нас специфическое государство.

 

— Почему на новом релизе нет ничего про бренды и наркотики, хотя раньше это были чуть ли не столпы твоего творчества?

 Я привык читать о том, чем живу. Сейчас я только изредка могу травку покурить, а химические наркотики — это полная ***** [чушь], поэтому я стараюсь их не упоминать. На каждом своем концерте я говорю детям о том, что они не должны играть с суицидом, не должны играть с наркотиками, должны быть добрее друг к другу — мы все одна семья, большая армия людей, которые вырастут и поменяют что-то в этой стране.

 

Как ты отреагировал на хвалебный твит Оксимирона?

Подумал: «О, классно, круто». (Смеется.) Бесспорно, Оксимирон — легендарный персонаж. Он разбирается в музыке, особенно в рэпе, поэтому услышать от него было особенно приятно. Многие говорят, что он просто пытается хоть как-то освежиться после своего искрометного фиаско, но знать мы этого не можем, поэтому все равно спасибо ему.

 

Ты считаешь его проигрыш фиаско?

— Наверное, да. Славик просто поставил его на место. Многие рэперы начинают забывать о том, что они тоже люди и что они могут проигрывать. Люди зазнаются, начинают жрать гостевые мдмашки — и поэтому проигрывают. Я знаю, как делать не надо, и поэтому стараюсь максимально не зазнаваться. А еще, например, понимаю, что наркотики — зло. Причем не на примере всех этих людей, которые сдулись, а на себе. На меня химические наркотики очень быстро оказали отрицательное влияние.

 

Как ты считаешь, насколько популярным ты станешь в будущем?

Я буду очень популярным. Когда умру, я точно стану легендой. Хотя я уже легендарный персонаж, и это только начало пути. Но массово мои треки раскидают на цитаты, только когда я умру.

 

Читать интервью полностью: http://www.the-village.ru/village/weekend/weeknd-interview/284326-face.

 

0 987
0
0

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля