ЛСП — «За бортом»

Автор: Александр Тленин

Прежде чем мы с вами поговорим о нашем сегодняшнем герое, мне хотелось бы сделать важное замечание. В наше время есть много замечательных исполнителей, рассказывающих интересное интересно, но продолжателей русской классической литературной традиции, почти нет. Всё что мы видим сейчас в русском рэпе уже происходило в русской литературе.

Смыслы становились поверхностными и простыми, автор имел ввиду лишь то, что говорил и не более, не оставляя читателю возможности к анализу и рефлексии на основе его текста. То же самое мы видим и сейчас, только вместо столетий золотого и серебряного веков это происходит всего за пару лет. Конечно и по сей день сияют одиночные звезды, выбивающиеся вообще из всех традиций (Набоков, Бунин/Мирон, Тот самый Коля), но их мало и ещё раз мало, а те что были до этого начинают подстраиваться под «стиль» (казалось бы, при чём тут кумыс?) и забывают о предназначении творца. По каким причинам они это делают – меня не касается, я литературовед, а не аналитик жизни современных рэперов, эту функцию я предоставлю комментаторам на РиПе, а мы с вами, пожалуй, поговорим о человеке, начало чьего творческого пути сразу не оставило меня равнодушным ещё несколько лет назад. Давайте же погрузимся в этот абсолютно иной мир с тонкой и прекрасной линией повествования, что рисует нам ЛСП.

Многие привыкли воспринимать этого исполнителя лишь как модного попсаря преимущественно ориентированного на слушателей женского пола (Бунин проиграл в голосину на этом моменте), и, преимущественно, окончательно этот стереотип о творчестве Олега закрепился после последнего альбома «Magic City» (2015). Однако мало кто помнит и знает, что он делал всего за год до этого, а ведь делал он более чем достойно. Сегодня к анализу предлагаю один из моих любимых треков «За бортом» из альбома «Виселицца!» (2014) в котором не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Трек не слишком большой, так что «букаф» будет немного, осилите.

Пять суток дождь, пять суток шторм,
Пять суток ночь — чёрт знает что.
Мыши-пассажиры тихонько дрожат в каютах,
Типа «Мы же еще живы,
Значит, все круто». Как будто
Весь корабль просто вымер,
Лишь иногда молния вскрывает силуэт,
Что стоит у штурвала и глазами слепыми
Смотрит не за горизонт, а сквозь пелену лет.

С первых же строк мы наблюдаем символику, которая будет преследовать нас на протяжении всего повествования. Пять суток идёт дождь, шторм и ночь. Почему именно пять? Традиционно число пять символизирует грехопадение человека (источник: symbolarium.ru), что очень важно в концепции этого текста. Но стоит задуматься, а почему именно дождь, шторм и ночь? Случаен ли этот описательный набор? Думается мне, что нет. Описание трагичности ситуации идёт по нарастающей, словно усиливая давление на слушателя. Сначала нам встречается дождь, что в целом не так уж и страшно, но всё же угнетающе, затем шторм, что уже представляет даже некоторую опасность для жизни, и завершается это всё ночью, всеобъемлющей и коварной. Эта ночь длится целых 5 суток, держа героев текста словно в тёмном карцере, с которыми мы знакомимся далее. Пред нами предстают «мыши-пассажиры» и силуэт, что стоит у штурвала. И если с пассажирами всё понятно, они просто радуются тому, что живы, и, словно страусы, предпочитают закопаться и песок и не видеть того, что происходит, то силуэт является фигурой куда более интересной.

И если это не твоя вина —
Значит, это не твоя война.
Капитан, я вижу труп за бортом
Еще один труп за бортом.

Повторяющийся припев на данным момент нам пока ещё ни о чём не говорит, мы можем лишь догадываться о какой войне речь, и что это за трупы за бортом. Однако далее нам всё станет ясно.

Ноги вросли в палубу, каждый сапог будто прибит на гвоздь,
Роскошный мундир уже пропитан насквозь,
И сам командир так же пропитан тоской,
Щеки высушены солью, не только морской. Он сам
Стал деталью судна
Сразил толпы пиратов и девок распутных,
Пережил свист свинца, и золота груды
Скрывает его каюта, но вот настал день судный.

Центральный персонаж этого произведения – капитан, он же командир. Сразу же встаёт вопрос о том, почему он стоит у штурвала корабля, ведь это должен делать рулевой? Тем более что глаза капитана слепы. Есть, конечно, предположение, что фигура рулевого имеется и именно он оповещает капитана о трупах за бортом, но это маловероятно, т.к. в первом куплете нам ясно дали понять, что просветы молнии освещают лишь один силуэт – силуэт капитана. Его внешний вид просто ужасен, создаётся ощущение, будто он все пять суток не сходил с одного места, стараясь удержать корабль наплаву. Его обуревает тоска. Это важная замечание! Тоска, но не отчаяние и тем более не страх. Автор нарочно даёт описание лишь одного чувства этого человека. В тяжелейших условиях шторма, справляясь в одиночку с кораблём, он лишь тоскует, щёки его высушены слезами о потерянном, никогда не имеющемся и попросту о прошлом. Жизнь этого капитана была весьма успешной, он одерживал победы над врагами и женщинами, выходил живым из смертельной опасности и имеет огромное богатство – однако всё это уже не имеет значения, всё это не нужно, когда ты один на один со стихией, с судным днём. Словосочетание «судный день» даёт нам объяснения практически на все вопросы. Это завершающая деталь паззла. Теперь мы видим картину в целом: автор описывает концепцию «преступления и наказания» (лишь как словосочетания, а не произведения Достоевского). Капитан стоит у штурвала – т.е. несёт ответственность, несёт её один, пока всё остальные, подобно мышам прячутся, в надежде что им не придётся отвечать. Он подвергает себя невероятным испытаниям, но при этом будто воспринимает это как должное, как воздаяние за дела свои. Именно поэтому он лишь тоскует. Судный день неизбежен и нет смысла сопротивляться ему или пытаться что-то изменить. Воспоминания – всё что остаётся у героя в этот момент. Ему уже не важен окружающий мир, глаза его слепы и заглядывает он лишь в прошлое.

И если это не твоя вина —
Значит, это не твоя война
Капитан, я вижу труп за бортом
Еще один труп за бортом

Теперь мы понимаем, что первые две строчки относятся к пассажирам корабля. Они считают, что их вины в случившемся нет, а, следовательно, и ответственности они нести не должны. Вторые две относятся к капитану. Кто-то невидимый, а скорее всего и не существующий, указывает на трупы за бортом, которые стали трупами, скорее всего, по вине этого корабля, в большей степени и капитана, ведь он несёт ответственность за свой корабль.

А завтра бурю сменит нежный бриз
И тучи растолкает ясное солнце,
Стирая страх и усталость с постаревших лиц…
Только он один смерти дождя не дождется
Слюнявя папиросы картон
Кто-то заметит труп за бортом, но юнга потом
Радостно крикнет «Земля!» пересохшим ртом,
И мир навсегда забудет труп за бортом.

В последнем куплете мы видим, на первый взгляд, хэппи энд. Море утихает, выходит солнце и освобождаясь от страха пассажиры выходят наверх. Но почему же «только он один смерти дождя не дождётся»? Значит для капитана ничего ещё не кончено? Что же это за дождь, который идёт даже после того, как выглянуло солнце? Вглядываясь в общую концепцию можно предположить, что это дождь из людей, а точнее из людских жизней. Об этом свидетельствуют трупы за бортом. Но на удивление никто этого не замечает, а может и не хочет замечать. Юнга видит землю и мир навсегда забывает о тех, кто в нём существовал. Из всех присутствующих только капитан осознает тщетность своей жизни и малозначимость всех окружающих.

Частные элементы выводят читателя на более высокий и обобщённый уровень содержания. В конечном счёте автор приводит нас к пониманию бессмысленности существования, которое дано далеко не каждому. Лишь те, кто готов брать на себя ответственность, а главное проявлять жалость и сострадание (а ведь именно так поступает капитан по отношению к остальным) видят это, но облегчения осознание не приносит, лишь желание покончить с несправедливостью этого мира, где человек – лишь очередной труп за бортом, а большинство людей ведомы слепыми страдальцами, посредствам собственной смерти.

В очередной раз мы видим несоответствие образа автора с глубиной содержания его произведений. И в очередной раз я скажу, что даже если автор не вкладывал какой-то из этих концептуальных уровней в своё творение умышленно – он всё равно до нас их донёс, в чём его большая заслуга. И да не станете вы очередным трупом за бортом.

3 9 930
0
0

Миша литвинов
Миша литвинов2 лет 10 месяцев назад

бля,лол.Это просто догадки автора.Олег половину этого мог и не иметь ввиду вообще.Но описано круто.9/10

Миша литвинов
Миша литвинов2 лет 10 месяцев назад

А вот.я не дочитал до конца.В конце упомянули про вклад.Ну это же и есть «искусство»,когда есть пространство для сотней мыслей,даже тех,которые не были внесены автором умышленно.Теперь 10/10

Aaangst
Aaangst2 лет 10 месяцев назад
Спасибо за текст. Однако кое-где автор, на мой взгляд, поворачивает несколько не туда, а значит, если я прав, трактовка могла бы осуществляться иначе. Момент первый. Есть такой термин «развёрнутая метафора». Это несправедливо упущено. Момент второй. Утверждение «Число пять символизирует грехопадение человека» попахивает синдромом поиска глубинного смысла! Число пять еще символизирует количество рабочих дней в неделе. :) С этим ключом текст становится описанием «механизма» (в значении «система») — это топос, характерный как для рэп- так и рэггей музыки. Богатый художественно, психологичный и философский, пестрящий небанальными рифмами, текст ЛСП в череде многих текстов исполнителя со сквозной темой потерянности, тщетности и бла-бла-бла (об… Read more »
Авторизация
Войти на сайт 
Регистрация
*
*
*
Войти на сайт 
Генерация пароля