Рэп — это кал

Источник: Метрополь 
Те, кто в былые времена разукрашивал стены в подъездах емкими максимами, всегда вызывали у меня недоумение. Я портил девок, они — стены. Но в чем-то летописцы все-таки были правы: рэп — это, действительно, кал. А отечественный — всем калам кал, и в этом я не перестаю убеждаться каждый день.

1

На Западе-то хоть шоколадную конфетку завернули в красивый фантик и подали на стол в качестве мейнстрима, а у нас все так, как обычно бывает в заводской столовой — бал юродивых псов, гавкающих на луну. Вы меня извините, но этот ваш рэп — полная херня. Я не первый год учусь на филфаке и подвох за версту чую.

Если сам по себе рэп — это обычное дерьмо, то отечественные стилизации — это передовое дерьмо, какое еще поискать.

2

Рэп — это часть поп-культуры и транснациональное очковтирательство, когда черные парни на стволах и респектосах, увешанные брюликами, как новогодняя елка во дворце пионеров, рассказывают мрачные сказки на ночь белым ботанам, которые коротают вечер за конспектом и мечтают сдать экзамен на «отлично», чтобы пойти работать юристом с хорошим окладом где-нибудь в Мидтауне. Они рассказывают маменькиным сынкам, как нелегко пробиться внуку «черных пантер» в этой жизни, среди драгдилеров и блядей с заточкой. Курам на смех.

У нас все наоборот — какой-нибудь Тимати, которого ненавидят не только в рэп-тусовке, но и просто за красивые глаза, фотографируется с Кобзоном, а потом втирает местным лохушкам, что самые лучшие тусовки не на патриках, а в каких-то клубах, чуждых русскому человеку. А еще хвастается в клипах — вот я в Каннах, а вот я у бассейна с кисами весь в золоте, как цыганский барон, а вы там, нищие дауны, сидите у телевизора и жуете пельмени, вместо того, чтобы читать рэп вместо книг, как делают это успешные люди.

3

 

Настоящий русский рэп — это речитатив монтировки под увесистый бит карбюратора ВАЗ 2107. Все остальное — нелицеприятная бесовщина от кандидатов наук диванной гвардии. Они только и могут, что жаловаться в текстах на низкую бабушкину пенсию — любят ныть с кислыми щщами на лице. В здоровом уме таким никто не позволит себе в уши ссать, но, как оказывается, в России много поклонников золотого дождя.

4

Наши подделки под гангста-рэп не сильно-то и отличаются от блатной песни — в блатняке, правда, аранжировки наваристее. Тут дело хуже — лузеры-поэты дорвались до микрофона, а когда графоман держит в руках микрофон, то это катастрофа уровня Хиросимы, потому что его и ссаной тряпкой не сгонишь со сцены. Они как акулы, ощутившие вкус человеческой крови.

Все бы ничего, но знаете, чем хороша музыка? Правильно, отсутствием слов. А тут — что в русском роке, что в русском рэпе — просто колодец помойных штампов (о дворовых пацанах и девках, социальном неравенстве, первой любви, дружбе и предательстве), на скорую руку слепленных воедино, претендующих на глубокий смысл, и минимум музыки.

5

Благодаря их декламациям графомания достигла размаха настоящей эпидемии. Эпидемии глупости. Помните, как было хорошо, когда русский рэп был на улице, а не в интернете? Золотая пора осталась позади — сегодня борьба за место под солнцем происходит у нас под носом, и это печально, потому что начинающие звезды хип-хопа присылают свои доморощенные откровения тоннами. Своим однообразным тявканьем и болезненными декламациями они загадили Интернет и превратили его в маршрутку, где волей-неволей приходится слушать автоматные очереди из тщеты и стенаний.

Надо признать, что рэп начался и закончился в России, как реалити-шоу с Высоцким в роли ведущего — череда взаимозаменяемой бессмыслицы. Русские подумали: «Как негры могут читать рэп, если они не умеют читать, а мы ведь читали Маринину и всю классику югославского детектива». И понеслась душа в рай. Сначала белокурые бестии Bad Balance что-то там зачитывали с трибун про деньги и успех, а потом привели на поводке Маколея Калкина с дредами, и дно русского «хип-хааапа» обросло зловонным илом — так обосрать старую школу не умудрялся даже Ванилла Айс в лучшие годы.

6

 

Но мы, как эстеты, наслаждаемся этим уродством, взирая на тлен с высоты своего полета. Оцените сами масштаб катастрофы, которая черной тучей повисла над нашими головами, и готова вот-вот обрушиться на наши макушки со всей силой — они там что-то даже про ретвиты, лайки, фейспалмы и инстаграм зачитывают. Мама дорогая, только посмотрите, у них даже свое шоу есть, и это еще один из лучших выпусков:

Единственный белый, который круто читал рэп — это Адольф Гитлер. Этот парень не кривлялся и рэповал с напором, не замолкая ни на минуту, и к чему это привело? Не доведет эта тропа до хэппи-энда, ой, не доведет. Но кто это объяснит дворовым талантам, которые в эти дни по всей России меряются членами с микрофоном в руках. Они-то думают, что выступают в качестве «голоса улиц», а поэтому — тру и не продались с потрохами за серебряные монетки, ибо воины света в этой рэп-битве под Сталинградом. Но единственный голос, который сегодня можно услышать на улице, — это голос грустного таджика-дворника, подметающего бескрайние просторы спальных микрорайнов. Вот у него реальные проблемы и десять голодных детей, но его голос кооптировали умельцы с темной стороны луны, зачитывающие свою правду в дуло автомата дяди Ашота из хинкальной: «Я — красавчик, я — армянчик. Люблю девушек, курю кальянчик».

Слушаешь все это, и думаешь — где же сейчас те бравые ребята, что стерли с лица земли таких тяжеловесов, как Tupac, Notorious B.I.G., Soulja Slim, Fat Pat, Big L и многих других бэт-щит-ганста-маза-фака-алешенька-кумон. Где вы, братья? Почему не подарите билет на небеса нашим жиганам, чтобы они наконец-то встретились со своими кумирами детства?

7